Рейтинг@Mail.ru

Красная пыль камбоджийских дорог. Часть первая. Бандиты, геккон и амок.

Apsara

Апсара.

Пару лет назад я собирался посетить за одну поездку две страны – Таиланд и Камбоджу. Рассказал об этом одному своему другу. Тот спросил меня: «А в Камбоджу полетишь?» Я ответил, что не знаю, возможно, поеду по земле. Он удивился: «По земле в Африку? Далеко ведь…» Так я понял, что даже те, кто жил в советское время и помнят такое название, как Кампучия, не имеют особого представления об этой части Индокитая.

 

Сием Риап – ворота в Ангкор.

Впервые я ступил на камбоджийскую землю четыре года назад. Тогда в эту страну еще не шел такой поток туристов, какой хлынул в эту страну за последние два года. И тогда можно было еще захватить немножко настоящей Камбоджи даже в Сием Риапе, городе чей бурный рост за последние годы обусловлен его близостью к одному из современных чудес света – самому большому храмовому комплексу в мире – Ангкор Вату.

Bus

Автобусом до границы.

Мы добирались в Сием Риап по земле. Из Бангкока доехали на автобусе до Араньяпрахтета. Перешли границу и оказались в камбоджийском приграничном городке Пой Пете. Это сейчас он подглянцевался и даже приобрел некоторый лоск, а тогда напоминал какой-то населенный пункт Дикого Запада. Население местное, надо сказать, тоже производило впечатление не самое лучшее. Казалось, здесь собрали всех российских бандюков девяностых и всего лишь сделали пластические операции, оставив все остальное – одежду, манеру себя вести и наглую самоуверенность. Торговаться с подобными персонажами за такси было нелегко. Проблема еще была в том, что мы приехали аккурат к китайскому Новому году, в честь чего цены на проезд были серьезно подняты.

Border

Через 20 метров Камбоджа.

В конце концов, мы вместе со средних лет голландцем уселись в неопределенного возраста Тойоту Камри и отправились навстречу худшей дороге в своей жизни (тогда я еще не бывал в гималайской долине Спити и еще не подозревал о том, какой он из себя — Хиндустан-Тибет хайвей). Дорога не просто была плохая, ее практически не было совсем. Иногда нам казалось, что мы едем по полю, иногда по оврагам, иногда мы проезжали какие-то города и поселки, чем-то напоминающие брутальный Пой Пет.

Gas-station

Заправляем нашу машину.

Красная пыль камбоджийских дорог-недорог все пыталась просочиться в мельчайшие щели нашей на удивление быстрой машины. Темнело. Становилось страшно. Мы вяло поддерживали разговор с голландцем, рассказывавшем что-то о полюбившемся ему Лаосе (теперь-то я знаю, чем полюбилась ему та страна), а сами настороженно поглядывали по сторонам. «Почему мы еще не доехали до Сием Риапа? Уже пора бы… А может нас куда-то хотят завезти, где нас будут поджидать красные кхмеры с мачете в руках (почему¸ кстати, мачете? Красные кхмеры на вооружение имели автоматическое стрелковое оружие). И скажут нам по-английски, но почему-то с грузинским акцентом: Ну-ка, гоните ваши денежки, турысты, понимаешь ли…»

Alen Delon

Моя любимая камбоджийская реклама.

Мы не успели развить тему вооруженного ограбления наших скромных персон до межгалактических масштабов, потому как наконец-то въехали в Сием Риап. Этот город отличался от виденных нами ранее в Камбодже, как дельфин отличается от головастика из пруда Верхне-нижне-задрипиловки. Повсюду сверкали огнями внушительных размеров глянцево-пафосные пятизвездочные отели. Магазины, артгаллерии, рестораны, клубы, турагентства, массажные салоны, интернет-кафе – здесь было все даже для самого взыскательного путешественника. На тот момент мы особо взыскательны не были, нам хотелось побыстрее поселиться и смыть с себя наконец-то красную пыль Индокитая. Но не тут-то было. Все отели и гестхаусы в городе были забиты китайцами, почему-то решившими, что лучшее место для отмечание их Нового года именно Сием Риап. И вот тогда у нас и родилась поговорка (на следующий день в Ангкоре она полностью подтвердилась): хуже китайского туриста может быть только другой китайский турист. В конце концов, мы нашли где остановиться, правда, совсем не в том месте, где хотели, но рады были уже хоть чему-то.

Apsara-dance

Танец апсар.

Вечером мы выгуляли себя по центру города. Именно тогда состоялось мое знакомство с ныне самым любимым моим блюдом – амоком – рыбой в кокосовом молоке. Произошло это в заведении «Темпл клаб», славящимся своим шоу «Танцы апсар» или что-то наподобие этого. Апсары, если кто не знает – это небесные танцовщицы. Живут себе на небе и развлекают своими великолепными танцами богов индуистского пантеона и прочих небожителей. Камбоджийские апсары из танцевального шоу были юны и миловидны. Танцевального мастерства им немножко не хватало (традиции этих танцев после Пол Пота пришлось восстанавливать, о чем я еще напишу), что с лихвой компенсировалось необычностью, точнее даже, экзотичностью движений танцовщиц. Но вернемся к амоку. Передать вкус этого блюда, как и любого другого, с помощью печатного слова, сложно. Вроде бы рыба, как рыба, мягкая, нежная, таящая во рту. Но вот то, что сварена она в кокосовом молоке и делает вкус этого блюда столь необычным.

 

Amok

Амок! Амок! Амок!

Ночью на меня с потолка упал геккон. Кто из нас испугался больше, трудно сказать. Я подскочил, уселся на кровати и включил свет. Геккон быстренько улепетывал к ближайшей стене. Я провожал его стеклянным взглядом. Через пару минут до меня дошло, что именно это ящерообразное существо и свалилось на меня и больше опасности не существует. Благословив геккончика на поимку разного рода летающих кровососов, я снова завалился спать. Утром нас ждал Ангкор.

 

Сергей Мазуркевич

Дата написания: 09.09.2010

Дата размещения: 23.04.2013

Facebook Comments

Поддержите Сайт Востоколюба ссылкой в социальных сетях


Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Комментарии:

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика