Рейтинг@Mail.ru

Долфин-шоу или Сон дельфина.

dolphin

С дельфинами у меня отношения особые. Неудивительно, что, узнав о наличии в районе Чантабури дельфинария, в котором можно поплавать с дельфинами, я ни в коей мере не сомневался, что посещу его. Там все и началось. Но вначале предыстория.

Дельфины меня интересовали с детства. Тогда еще не было Интернета и не было такого книжного изобилия, как сейчас, поэтому информацию о «людях моря» приходилось собирать из самых разных источников (в основном с этой целью использовались журналы «Наука и жизнь» и «Юный натуралист»). Годам к шестнадцати я знал о дельфинах довольно много. Конечно же, знания эти были поверхностными и сугубо теоретическими, но не специалиста удивить ими я мог. Несколько раз я пользовался этим для знакомств с барышнями (например, подходил на берегу моря и спрашивал: «Вы случайно не видели моего ручного дельфина…») или просто развлекая их, во время совместного загорания на пляже. Но однажды удивиться пришлось мне самому.

Произошло это в 1990 году. Отдыхал я тогда на Черном море в Крыму в небезызвестном Форосе (месте, где ровно через год Горбачев будет отсиживаться во время «путча»). И вот однажды сидел я со знакомой девушкой на берегу и рассказывал ей о дельфинах. Причем рассказ мой был в восторженных тонах, поскольку в те времена скепсиса по отношению к разным чудесам у меня было намного меньше. И во время кульминации моего рассказа, когда, все хорошие слова о «морских людях» были сказаны, прямо перед нами в метрах тридцати от берега (то есть в зоне купания, посередине от берега до буйков) из воды выпрыгнул огромный дельфин. Рот у меня остался открытым, наверное, на целую минуту, и я успел лишь толкнуть свою знакомую, чтобы она тоже посмотрела (потом она подтвердила, что это была не галлюцинация). Дельфин же выпрыгнув еще пару раз, скрылся под водой и уплыл по своим дельфиньим делам. Надо ли говорить, что в этом месте и, тем более, так близко от берега, дельфинов не видели никогда?

Последующие несколько лет каких-либо необычных встреч с дельфинами у меня не было. Не могу сказать, что я не старался. Сидел, бывало, на берегу и пытался «призвать» их. Но не получалось. Со временем даже как-то начал забываться и форосский эпизод, но однажды, когда я уже был не так уж и юн, во время моей поездки в, в то время еще любимый Коктебель, произошел новый контакт.

Случилось это в первый же день моего приезда на море. Поселившись, я первым делом отправился на тогда еще не застроенную торговыми точками набережную. Был теплый майский вечер. Людей было совсем немного. Я неспешно шел по направлению к холму Юнге и вдруг обнаружил, что у меня есть попутчик. В том же направлении, что и я по морю метрах в тридцати от берега двигался дельфин. В районе нудистского пляжа я решил посидеть на берегу. Дельфин не уплыл дальше, как ожидалось, а стал кружить в том же районе. И в один замечательный момент я вдруг стал улавливать не свои мысли в своей голове. Точнее, мозг ретранслировал и расшифровывал те необычные ощущения, которые охватили меня тогда. Примерно это выглядело так:

«Этот, похоже, немного другой. Не такой, как остальные. Может, даже мудрее тюленя. А сородичи его – существа совсем уж примитивные. Самые умные из них сидя на берегу, размышляют о свободе, не понимая, что свобода не в умозрительных заключениях, а в действиях. А остальные… Как же они любят собираться стадами на берегу и лежать в полном бездействии ума и тела. А когда действуют, то пытаются в силу врожденной глупости подчинить себе Природу, вместо того, чтобы научиться жить в гармонии с ней. Вся их так называемая цивилизация это создание вещей якобы облегчающих жизнь, а на самом деле все больше их закабаляющих, отдаляющих от истинной свободы. А что говорить о полной их неспособности жить в соответствии со своими желаниями…»

Dolphins

Дельфины выбрали иной образ жизни.

— Закурить не найдется? – подошедший ко мне подросток, прервал сеанс телепатической связи с дельфином на самом интересном месте. Я ответил, что не курю и попытался вновь попасть в поток сознания маленького кита. Увы, попытки мои были безуспешны, да и дельфина уже не было видно.

Шло время, периодически попадая на моря-океаны я вновь и вновь пытался наладить контакт с дельфинами. Но, увы, не получалось. Не то, чтобы совсем не получалось, потому как иногда с моим появлением дельфины появлялись недалеко от берега там, где обычно их никогда не видели. Иногда, даже они устраивали маленькие представления с кувырками и кульбитами. Но мне хотелось большего.

И вот я узнаю, что в часе езды от Ко Чанга, на котором я отдыхаю есть дельфинарий. Туда можно было бы поехать и самому, но купание с дельфинами в этом случае не гарантировано, поэтому я, купив тур в одном из чанговских агентств, отправился к дельфинам в составе небольшой группы, под предводительством маленькой симпатичной тайки. По пути мы заехали в один из буддистских храмов, известным своим парком скульптур. Не могу сказать, что многочисленные Будды, архаты, последователи Будды и его противники, разного рода зверушки и мифические существа произвели на меня большое впечатление. Я к тому времени жил в Таиланде довольно долго и мне приходилось видеть гораздо более интересные храмы, да и парки скульптур тоже.

После храма нас завезли на берег моря для легкого обеда. Креветки в кляре, на мой взгляд, были бы гораздо лучше, если бы не такие острые. Но даже и такие они «пошли на ура» под бутылочку «Сингхи» и морской бриз.

И вот, наконец, мы в дельфинарии. Вначале нас ожидало представление. Перед тем, как сесть на своем место я, не заметив табличку, предупреждающую о том, что к воде подходить не рекомендуется, подошел к водной арене. Буквально через пару секунд прямо передо мной оказалась парочка дельфинов. Они высунули из воды носы, просвистели что-то приветственное и затем подставили прямо мне под руки свои шершавые бока. Погладить толком я их не успел – примчавшийся тайский дрессировщик указал мне на табличку и попросил сесть на свое место.

Представление было самым обычным, примерно таким же, как и во всех дельфинариях мира. Поблагодарив дельфинов и тех, кто думает, что их дрессирует, бурными аплодисментами наша группка отправились к месту купания с дельфинами. Плавать с людьми моря нам предстояло под открытым небом в небольшом водоемчике с деревянным островком посередине.

 

Dolphins

Танец дельфинов.

Мы переоделись, поплескались под душем и после того, как у всех проверили подстрижены ли ногти (чтобы не повредить нежную кожу дельфинов) были допущены в воду и поплыли к островку.

Там уже сидели несколько тайских мальчишек из обслуживающего персонажа дельфинария. У двоих из них было по ведру с мелкой рыбешкой. Сам же процесс совместного плавания заключался в том, что один из нас прыгал в воду и хлопал по ее поверхности ладошками. На этот звук подплывал дельфин. Пловец хватался за его плавник, а мальчишка с ведром доставал рыбку и бросал ее метров на двадцать вперед. Дельфин мчался за рыбкой, находил ее, съедал и возвращался вместе с пловцом назад. И все были довольны.

Но возникли и проблемы. Дело в том, что развлекать нас должны были дельфины двух видов – остроносые и тупорылые (я вовсе не хочу дельфина обозвать, но у него действительно мордочка будто бы обрубленная).

Остроносые дельфины активно нас катали. А вот их коллеги не с такими острыми носами нас почему-то игнорировали. Но до определенного момента. Этот момент настал, когда мне предложили подозвать дельфина … все теми же хлопками. К великому удивлению мальчиков-дрессировщиков и моих спутников дельфин приплыл.

— Подставляй щеку – сказал мне один из мальчишек.

Я наклонил голову и подставил лицо под «поцелуй» вынырнувшего из воды дельфина.

— Другую щеку. – скомандовал мальчишка.

Я повернул голову и «поцелуй» повторился.

— А попробуй губки – мальчишка-дрессировщик, видя, что дельфин явно ко мне не равнодушен, решил использовать это по полной.

Я «надул» губы и наклонился к воде. Дельфин вынырнул и «чмокнул» меня в губы.

— Прыгай в воду – не отставал от меня мальчишка.

Я прыгнул. Мой «партнер» (надеюсь, все же партнерша) по поцелуям подплыл ко мне, я ухватился за него и мы сделали парочку кругов, под удивленные возгласы обслуживающего персонала дельфинария (как потом оказалось, этот дельфин не катает вообще никого, ограничиваясь только «поцелуями»).

За время этого короткого катания я буквально на миг смог прочувствовать внутреннее состояние этого дельфина и мне, честно говоря, стало плохо. Такую глубинную тоску по свободе, по морю, по играм с себе подобными, мне еще не приходилось ощущать. Всё, что дельфины делают в дельфинариях – это всего лишь попытки заглушить эту всеобъемлющую тоску, всего лишь попытки спрятаться от нее. Бесполезные, надо сказать, попытки. Без свободы легко может обойтись человек (или, скажем так, почти все человеки), без свободы легко могут обойтись почти все животные, но только не такие высокоразвитые существа, как дельфины. Все эти дельфинарии и морские парки для них самая настоящая тюрьма, как бы хорошо к ним не относились дрессировщики или ученые, исследующие их жизнь.

Я предполагал подобное и раньше, но после этого плавания с дельфином был просто ошарашен этим. Ни тайские мальчики из обслуги дельфинария, ни мои спутники, ни наша предводительница тайка, не могли понять внезапной смены моего настроения. Объяснять же ничего и никому не хотелось. Да, ведь и не объяснишь. Когда-то я написал почти что на эту тему четверостишие:

Тот, кто видит, тот не ищет бога,

И не хвастает намереньем благим,

И не тратит драгоценность слога,

Чтобы что-то доказать другим.

Я видел, что понимания все равно не будет, поэтому и не говорил о том, что чувствую, а на все вопросы отвечал односложно, добавляя, что у меня все нормально, просто, немного ухудшилось самочувствие. Загрузившись в минибас я накинул на уши наушники и врубил на полную мощь классические рок-баллады. Музыка – чуть ли не единственное средство, спасающее меня от тоски смертной, — помогла и на этот раз. На свой пляж на Чанге я приехал уже практически в уравновешенном состоянии и только где-то в глубине души проскакивали болезненные уколы. Но с этим придется смириться, с этим уже придется жить, тут ничего не поделать.

Вечером я решил применить еще одно, на этот раз классическое средство от душевных ран – алкоголь. Устроившись за столиком в Порн-ресторане (в данном случае тайское слово «порн» означает вовсе не то, о чем вы подумали, а что-то наподобие цветка, и, кстати, часто встречается в тайских фамилиях) я заказал традиционный для себя рис с креветками и маленькую бутылочку Сонг Сома.

И тут я получил второй «удар под дых» этого дня. На мой телефон пришло сообщение, что один из важных для меня проектов, в котором я участвовал, временно приостановлен и в ближайшее время его финансирование не предвидится. Это означало, что денег на последний взнос за приобретенное в Чианг Мае кондо у меня просто нет. А срок выплаты приближался неумолимо и я не имел ни малейшего представления о том, у кого можно занять эту, совсем не маленькую, сумму.

Погруженный в печальные думы я и не заметил откуда за моим столиком взялась эта тайская девчушка. Я, собственно говоря, против таек ничего не имею, скорее, даже наоборот, но тогда мне было явно не до того. Правда, и она, как оказалось, ничего такого мне предлагать и не собиралась. На ломанном английском она сказала мне, что ее расстраивает мой печальный вид и она просто в знак дружеского расположения и для поднятия моего настроения дарит мне билет на снорклинг (ныряние с маской) на завтрашний день. Причем никаких денег она от меня брать не собирается, так как этот билет бонусный, достался ей бесплатно, а она завтра занята.

Я собирался было отказаться, несмотря на вполне искренний порыв этой замечательной девушки. Но вдруг обратил внимание на ее украшения. На руках у нее было два браслетика из переплетных дельфинов, в ушах – сережки в виде дельфинчиков и на груди кулон, как уже можно догадаться, тоже на дельфинью тему. Поддавшись порыву, я взял билет и от всей души поблагодарил девушку. В этот момент меня отвлек официант, решивший узнать, не желаю ли я еще одну бутылочку Сонг Сома. Пока я ему отвечал, одетая в дельфинов тайка, исчезла также незаметно, как и появилась. Я попытался было отыскать ее в ресторане, но безуспешно.

На снорклинг нужно было выезжать в восемь часов утра, поэтому засиживаться в ресторане я не стал. Расплатившись за ужин, я отправился в свое бунгало, принял душ и забравшись на кровать под антимоскитную сетку, постарался хоть на время забыть свои горестные мысли. И мне это удалось.

Dolphins

Сон.

И снилось мне, что я, – плавающий в бескрайнем Океане дельфин. Такого ощущения свободы и наслаждения ею, как в этом сне у меня не было никогда в жизни, ни до, ни после. В один прекрасный момент вдруг все перевернулось и я вдруг осознал, что это уже не мой сон, а сон дельфина, которому снится, что он человек. Этот человек стоял на берегу морском и смотрел в звездное небо. Он осознавал, что в этот самый момент наша планета, вращаясь вокруг своей оси, мчится в космическом пространстве, вместе с Солнцем и другими планетами. Он не только видел, но и ощущал на тонком уровне взаимодействие больших и малых небесных тел. Он вдруг понял, что все, что происходит во Вселенной можно назвать одним словом – Игра. Великая, изначальная, глубинная, но все же – Игра.

Проснувшись от звонка будильника я, как когда-то Чжуан-цзы не мог понять: кто я? Человек, которому снился сон о дельфине? Или дельфин, которому продолжает сниться сон о человеке?

Холодный душ привел меня в чувство и я поспешил к месту, где меня должны были забрать, чтобы отвезти на снорклинг. Нырять на Чанге я ездил уже не первый раз. Но каждый раз получал от этого процесса огромное удовольствие. И пусть знатоки говорят, что подводный мир здесь не такой богатый, как в Красном море, меня он захватывает настолько, что пару раз ребятам с корабля, на котором нас доставляют к островам, приходилось сопровождать меня на корабль в индивидуальном порядке.

В этот раз поначалу все шло, как обычно. Примерно за час мы добрались до первого острова. От души наплавались и нанырялись, после чего с удовольствием уплели легкий завтрак. Тоже самое повторилось у второго острова. А возле третьего, где обычно больше купаются и нежатся на белом песке на берегу, чем ныряют, я решил немного обследовать ту сторону острова, куда обычно никто не добирается. Прямо с нашего корабля, не выходя на берег, я поплыл туда, отмечая про себя, что этот остров не так богат морской флорой и фауной. Но, когда я обогнул восточную оконечность острова многое поменялось. Появились и рифы, и в большом количестве самые разнообразные рыбки. А когда в момент очередного моего ныряния прямо надо мной пролетела полутораметровая туша дельфина, признаюсь честно, испугался я прилично. Для дельфина, похоже, это была игра. Он еще несколько раз повторял этот трюк, а потом пристроился рядом со мной и мне даже начало казаться, что он хочет, чтобы я плыл следом за ним. Время еще было и я подумал, а почему бы и нет. В тот момент я и не думал о некоторой нереальности этой ситуации: вдруг ниоткуда не возьмись появляется одинокий дельфин (для дельфинов больше характерно пребывание в группах) в тех местах, где никогда и никто дельфинов не видел и еще и пытается что-то показать. Но для меня тогда все это не имело никакого значения, я плыл следом за дельфином и когда он закружил на одном месте, я воспринял это, как сигнал к тому, что здесь следует нырнуть. Глубина была не очень большой, метра четыре-пять. Я нырнул один раз (и ничего не увидел), второй раз с тем же результатом и лишь на третий раз не только успел заметить, но и подхватить со дна фантастически красивую ракушку.

Я не мог поверить своим глазам. Пару дней назад я любовался фотографией этой раковины в журнале «ГЕО», случайно забытом моим приятелем все в том же Порн-ресторане, где мы ужинали и принесенном мне на следующее утро официантом. Подпись к фотографии была следующая: «Все пять найденных недавно раковин Chimaeria incomparabilis – коричневых, как каштан, и черных, как эбеновое дерево, — принадлежат одному бельгийскому коллекционеру, который хранит их в сейфе в парижском банке». И вот я держал в руках шестую такую раковину. Это был шок.

Из него меня вывел дельфин, подкравшийся и резко выпрыгнувший передо мной, обдав меня волной брызг. Опомнившись, я спрятал в буквальном смысле этого слова драгоценную находку в карман (на борт корабля запрещено проносить ракушки, кораллы, камни и т.п.), попытался в силу своих возможностей мысленно передать искреннюю благодарность сопровождавшему меня дельфину (а также всем его сородичам) и поспешил на корабль. Все уже были на месте и ждали только меня. Но в этот раз я даже не обратил внимания на немые укоры тайских матросов. Скорее бы, уже на берег, чтобы еще раз сравнить то, что находится в моем кармане с фотографией в журнале. Я, почему то был уверен, что это именно Chimaeria incomparabilis, но лишний раз проверить не помешает.

Проверка подтвердила мои предположения. Примерно через месяц бельгийский коллекционер, чье имя я не уполномочен называть, стал счастливым обладателем шестой раковины Chimaeria incomparabilis, а я, полноправным хозяином кондо в моем любимом городе на Земле – Чианг Мае.

 

Сергей Мазуркевич

 

Если Вам понравился данный материал, Вы можете поддержать Сайт Востоколюба финансово. Спасибо!

 

Дата размещения: 10.02.2013

 

Дата написания: 2009 год.

Facebook Comments

Поддержите Сайт Востоколюба ссылкой в социальных сетях


Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Комментарии:

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика