Рейтинг@Mail.ru

Как растаманы марафон бежали.

Marathon

Марафон.

Первый рассказ цикла о растаманах из Пая — маленького городка на Севере Таиланда.

Как растаманы марафон бежали

Пай, Пай, Пай, Пай, Пай…

Для того, чтобы была понятна суть дальнейшего повествования – маленькое предисловие.

На Севере Таиланда в горах есть прекрасная долина Пай. Это райское место – невероятно живописное, тихое, спокойное, чистое во всех отношениях. Не удивительно, что находящийся в долине одноименный городок издавна облюбован для проживания разного рода неформальными людьми, как тайцами, так и фарангами. Жилье здесь недорогое, еда еще дешевле, и, к тому же, это чуть ли не единственное место в Таиланде, где некое растение можно курить, не опасаясь пенитенциарных последствий. Где же еще жить растаманам в Таиланде? Как вы не знаете, кто такие растаманы? Это такие жители планеты Земля, которые вместо того, чтобы просто курить растение и постигать тем самым суть вещей или отсутствие этой самой сути (если подходить к этой проблеме с точки зрения буддистской традиции), придумали для этого забавную игру с разными заморочками и даже создали своего бога, именуемого Джа. Скажем так, это далеко не худшая игра в мире. Другие вон играют в гламурных дам, в важных чиновников, в серьезных бизнесменов, в отцов и матерей семейств, в интеллигентных людей и во много других совсем не таких веселых игр. А игра в растаманов почти также прикольна, как и игра в путешественников, да только не каждый столько выкурить может.

Но, что-то затянулось мое предисловие. Пора переходить к самому рассказу. Итак, каждый год через неделю после праздника Лой Кхратонг в Пае проводят марафон. Главное в нем, как и во многих подобных мероприятиях не победа, а участие. В марафоне 2010 решили принять участие и растаманы.

Растаманы и марафон

Мне довелось присутствовать при принятии этого судьбоносного решения, более того, без лишней скромности, скажу, что я даже этому поспособствовал. В этот день я вернувшись из Мэ Хонг Сона, решил заехать в ДжаБуддаХоумСтайлКафе, чтобы после тяжелой горной дороги насладиться ананасовым шейком – лучшим в Пае. В этом заведении я и повстречал Витька и Генчика. Я был знаком с ними по Лисьей бухте, где они обычно зависали с мая по октябрь. Персонажи эти широко известные в узких растаманских кругах. Хорошо умеют бить в барабаны и говорить за жизнь. Замечательные ребята, и я рад был их встретить здесь ( хотя было совершенно непонятно, как они, люди не обремененные материальным достатком добрались до Пая – это отдельная история, кстати).

На момент нашей встречи растения ими было выкурено, похоже, уже немало. Глазки блестели, улыбочки были, как говорит Гайдук, характерные. Витек периодически тихонько посмеивался своим мыслям, а Генчик ударял в барабаны в такт своим словам:

— Прикинь, Серега (бум-бум), тут челы местные(бум-бум) придумали прикол такой(бум-бум) – бегать по горам(бум-бум). Я чего-то не догоняю(бум-бум), они что крейзанутые?

— Погоди, ты куришь для чего?

— Ну, ты и вопросы задаешь(бум-бум). – Генчик чуть не уронил барабан. – Для прихода курю(бум-бум), вот для чего(бум-бум).

Витек с интересом следил за нашей беседой, улыбаясь редкозубым ртом и покручивая кончики дредов.

— Так и они бегут для прихода, может там такой приход, что всем приходам – приход.

— Да ты гонишь – в один голос закричали Витек и Генчик.

— Может и гоню – не сдавался я. – А может и нет. А зачем же они тогда бегут, если не для этого?

Этот вопрос поставил растаманов в тупик. И, правда, для чего? Какой смысл в чем-то напряжном, если не будет прихода?

— Не, что-то здесь не так. Чуйка у меня есть такая, а как на словах сказать не знаю. – сказал Витек после нескольких затяжек (очень уж взволновала эта тема моих приятелей, что без помощи Джа они уже не могли обойтись).

— Послушай, Витек. Чуйка чуйкой, но если самому не проверить, то потом всю жизнь будут сомнения мучить: а вдруг, там Великий приход? – меня забавляла эта игра.

Мечта о Великом Приходе

Но для Витька и Генчика все было очень серьезно. А когда они услышали о Великом приходе, то глаза у них загорелись еще больше, Витек расплылся в мечтательной улыбке, а Генчик еще быстрее застучал в барабан.

Мне нужно было уже уезжать в другое место, были кое-какие дела и я оставил приятелей в бодром расположении духа, даже не подозревая во, что все это выльется.

Часа через три в ресторан Гуд лайф ин Пай, где мы с Костей (хозяином этого заведения) предавались дегустации недавно полученной им партии юняньских улунов впорхнуло юное растаманское создание – шведка Линда с пачкой флаеров в руках. Она быстро раскидала их по столикам и полетела дальше, по пути одарив меня и флаером, и нежной улыбкой.

На маленьком листочке был текст примерно следующего содержания:  «Сегодня с 20.00. в баре АнтиВавилон состоится пати, посвященное растаманскому марафонскому забегу в поисках Великого прихода».

— Вот это скорость – подумал я. – Да, ребята решительно взялись за дело. Надо бы заглянуть на их вечеринку.

Вечеринка была, впрочем, довольно-таки обычная. Много растения и музыки регги. Много разговоров за жизнь, наподобие этого:

— У моей бывшей подружки телефон за 7 тысяч евро. Более ржачного телефона я не встречал. Заряд батареи держался всего день, ни фото, ни MP3, ни игр – в нем не было ничего. Одни понты и всё.

— Ну, для Вавилона это обычная фигня. Понты – самый дорогой товар для извращенного мира.

— Нет, ну, ты прикинь, а часы за 13 штук долларов. Я в Чианг Мае на Ночном рынке точно такие видел за тысячу бат. Не отличишь… Этот мир еще более безумен, чем я когда-то думал…

— Эй, чувак, да ты, похоже, еще главного не понял…

— А чего главного?

— А того, что все это в Вавилоне происходит от того, что их жизнь бессмысленна. Вот они и ищут смысл в гламуре, в понтах, в отупляющих веществах, типа алкоголя, в разного рода извращениях. Ищут и найти не могут. А знаешь почему?

— Почему?

— А его там нет. Ведь смысл знает только Джа, ну, и мы тоже немножко…

И эта простенькая сентенция вызывает такой смех, будто прямо перед ними внезапно появился мистер Бин со своей плюшевой игрушкой.

Обсуждался на вечеринке и главный вопрос – участие в марафоне. Времени до старта оставалось совсем немного, тренироваться было уже некогда. Высказанное кем-то неосторожное предложение отказаться на это время от курения растения было встречено с таким возмущением, что даже возникли сомнения в безопасности предложившего, и это несмотря на присущую растаманам глубочайшую толерантность.

Новый вид растения

На первых ролях во время обсуждений предстоящего марафона, разумеется, были Витек и Генчик. Как оказалось, они хорошо подготовились.

— Народ, мы знаем, как сделать, чтобы эта беготня была в кайф. – с хитрой редкозубой улыбкой, заявил Витек.

— Знаем, знаем (бум-бум) – подтвердил, не расстающийся с барабаном Генчик.

— Да, ладно… Да, вы гоните… Да, быть того не может… – зашумел на разных языках растаманский интернационал…

— Может, может (бум-бум) – отозвался Генчик.

— Ничего мы не гоним. Вот смотрите. – И Витек достал откуда-то из одного из десятка карманов своих бесформенных и безразмерных штанов приличных размеров пакетик, выложил его на стол и развернул. – Что это?

— Как что? Чувак ты, что с Луны упал? Или с темы съехал? Да, растение это! Самое обычное растение!!! – на разных языках прозвучало примерно то же самое.

— Ни фига (бум-бум), не обычное (бум-бум) – пробарабанил Генчик.

— Народ, это не обычное растение. Это растение с новыми свойствами. – Добавил Витек.

— Это еще какие свойства? От него, что не прет? – растаманская публика ничего не могла понять.

— Прет (бум-бум), еще как прет (бум-бум) – отозвался Генчик.

— Да, нормальный от него приход – недоверие растаманского интернационала начало уже раздражать Витька. – Но кроме того, оно еще и имеет все свойства Джиогулана, с которым его скрестил один местный Мичурин из деревни Бан Ват Чан.

— Он, что китаец? – спросила Линда.

— Чего это китаец? – не понял Витек.

– Ну, как, зовут его как китайца. Ми Чу Рин.

— Та никакой он не китаец. Это одного русского ботаника так звали. А мужик этот из Красных Каренов.

— Коммунист, что ли? – Линда никак не могла угомониться.

— Да какая тебе разница – Витек уже был на взводе. Но сдержался и объяснил. – Это по цвету их одежды, есть Черные Карены, есть Красные. Этот из красных. Но ни это главное. А главное то, что после курения этого растения сил столько, что до Москвы добежать можно.

— А где это? – опять отозвалась Линда.

— Что где? – снова не понял Витек.

— Ну, это, Москва? В Лаосе? – Линда спрашивала совершенно искренне.

Витек переглянулся с Генчиком, который от подобного географическо-политического кретинизма, не свойственного даже растаманам, опешил настолько, что даже перестал бить в барабан, а затем нашел взглядом меня и воздел глаза к небу, показывая всем видом как ему тяжело приходится с подобной неграмотной молодежью. Я, как мог, выразил ему взглядом полную моральную поддержку. И Витек продолжил.

Суть его спича сводилась к тому, что благодаря уникальным свойствам нового вида растения, растаманы не только смогут бежать марафон, но и попытаться поймать Великий Приход. Если не считать еще нескольких вопросов в духе Линды, воспринято все это было широкой растаманской общественностью с энтузиазмом.

 Марафон в Пае

И вот настал день старта марафона. Само появление растаманов среди нескольких тысяч участников забега уже произвело фурор. Они выделялись не только расширенными зрачками, но и спортивной формой невиданных ранее на спортивных состязаниях расцветок.

Не знаю, где они раздобыли форму и даже кеды, но всё это было в традиционных растаманских цветах и с многочисленными изображениями главного растаманского растения. Еще более экзотично выглядели сами бегуны: радостно по какому-то поводу подхихикавающие, с дредами, и прячущие в кулачках «пяточки». Как обычно, выделялапсь Линда. Более гламурной растаманки мир, наверное, не видел. Растаманство и гламур понятия, конечно, совершенно не совместимые, но Линда умудрялась это совмещать. Зеленый костюмчик со стразами плотно облегал статную фигурку с оттопыренной попкой. Немыслимой расцветки обувь – какой-то симбиоз кроссовок и бутиковых ботинок. Непривычно ухоженные для растаманов дреды были лихо закручены в весьма стильную прическу. В области межбровья красовалось свеженькое тату – конечно же, изображение растения. Все фоторепортеры, прибывшие на освещение марафона из Бангкока и Чианг Мая, забыв о чемпионах предыдущих марафонов, сгрудились вокруг Линды, а это юное создание милостиво позволяла себя фотографировать.

Генчик, как всегда, был с барабаном, а Витек, до глубины души оскорбленный недавним «демаршем» Линды относительно Москвы, сделал себе бандану из российского флага. Однако это не очень то и сработало. У тайского флага те же самые цвета (просто полосы в другой последовательности) и многочисленные зрительницы-тайбульки (тайбулька – тайская бабулька) радовались за этого «худенького веселого паренька такого большого патриота Таиланда».

Как проходил забег мне посмотреть не удалось. Нужно было ехать в Чианг Май встречать в аэропорту одну замечательную девушку. В Пай я вернулся через день и, конечно же, сразу попытался узнать как же пробежали марафон растаманы. Их с того памятного момента никто не видел, а слухи ходили один чудовищней другого. Рассказывали, например, что Линду в зеленом костюмчике видели в Москве, о которой она не имела никакого понятия раньше. Я над этим только посмеялся. Во-первых, 7000 километров за сутки – тут нужно ядерное топливо, а ни джиогулан с растением. И, во-вторых, знаю я одну девушку из Москвы в таком же зеленом костюмчике, просто видно перепутали, малёхо. По поводу остальных участников забега тоже рассказывали много. Генчика кто-то встретил на Ко Пангане, в подтверждение чего были фото, присланные по Интернету. Витек с российским флагом на голове триумфально пробежал по социалистическому Лаосу, где пионеры салютовали ему традиционным пионерским поднятием руки. Других растаманов раскидало по Таиланду словно ураганом, кого-то видели на Севере, кого-то на Юге, кого-то на Востоке.

Честно говоря, во все это не сильно верилось. Да, в Пае их почему-то не было видно. Но мало ли где они могли «зависнуть»?

Великий откат

Через три дня Костя во время утреннего чаепития сказал мне, что Витька видели в ресорте со знаковым названием «Джа даст нам всё». Я оседлал своего железного коня и отправился туда. Там был не только Витёк (о чем-то увлеченно спорящий с человеком из племени каренов), но и другие легендарные уже участники легендарного уже забега. Выглядели они, правда, как-то не очень.

— Ну, как, был Великий приход? – спросил я у Генчика.

— Был (бум), – как-то в замедленном ритме ответил он. – А потом (бум) был Великий (бум) откат (бум).

— Да, я вижу. – прокомментировал я его ответ. – А чего это там Витёк с этим кареном перетирает?

— Да, у него новая идея(бум). Хочет, чтобы(бум) у растения новые(бум) свойства появились(бум).

— И какие же?

— Да, такие (бум), чтобы можно (бум) было плыть (бум) по морю бесконечно (бум) долго (бум) и при этом (бум), чтобы запах (бум) еще и акул отпугивал (бум).

— И зачем?

— Ты чего? (бум) Как зачем? (бум) Границы тогда (бум) для нас перестанут(бум) существовать. На Бали (бум) сплаваем, в Камбоджу…. (бум-бум) – воодушевился Генчик.

Перспективы перед растаманами замаячили, надо сказать, шикарные. А все началось с марафона…

 

Второй рассказ цикла: Как растаманы секретный водопад искали.

Третий рассказ цикла: Как растаманы от холодов спасались.

Получать сообщения о новых публикациях Сайта Востоколюба на e-mail.

Сергей Мазуркевич

09.12.2010

Facebook Comments

Поддержите Сайт Востоколюба ссылкой в социальных сетях


Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Комментарии:

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика